О «безобразиях» и гражданском обществе

Выбор редакции Новости Новости Новосибирска

8 ноября сибирские грузоперевозчики числом 500 человек собрались на омской трассе, чтобы обсудить общую проблему: предстоящее введение платы за проезд по федеральным трассам.

Тревожиться перевозчикам есть о чем: плата в изначальном тексте постановления Правительства установлена внушительная, сама система взимания технически не готова к эксплуатации, а штрафы за неоплату достигают миллиона рублей…

Несмотря на то, что акция прошла без малейших эксцессов, государственные мужи погрозили из столицы пальцем: «Что это у вас там в Новосибирске за сборища? Беспокойные какие…» А представитель оператора системы взимания платы («РТ-Инвест»), снисходительно улыбаясь, назвал собрание грузоперевозчиков «безобразием».

Эта реакция живо напомнила мне мартовские события, казалось бы, совсем из другой оперы — митинг и молитвенное стояние в защиту чувств верующих против показа «Тангейзера». Помните реакцию «прогрессивной» общественности? «Мракобесие нарастает как снежный ком!» «Несчастный город ретроградов!» и т.д. Казалось бы, прогрессивная общественность, всегда стоявшая за ценности гражданского общества, теперь совсем забыла о его функциях. Напомню одну из них: создание различных форм оппонирования и конструктивной оппозиции. Это означает, что группа людей, объединенная общими интересами и задачами, может коллективно и публично выражать протест против чего-либо в формах, которые не противоречат законодательству. Когда такое происходит — это знак того, что гражданское общество у нас формируется.

Это хорошо, когда взволнованные скорой переменой своей участи перевозчики собираются, чтобы выразить свою позицию и сформировать предложения по изменению постановления Правительства. Понятно и совершенно нормально, когда православные реагируют на то, что в центре города в Великий пост вывесили непристойные постеры оперы «Тангейзер», и выходят на митинг. Прекрасно, что все это происходит в цивилизованных формах. Никто не сжигает на обочине грузовики, никто не бьет стекла оперного театра. Это — не безобразие и не мракобесие!

Предлагаю мыслящей части общества подумать об этом, прежде чем восхищаться акцией художника Павленского, устроившего живописный пожар на Лубянке.